Узнать стоимость

Время предпринимать

04.10.2011

29 сентября на радиостанции «Финам ФМ» состоялся эфир программы «Время предпринимать». В гостях у ведущего Глеба Архангельского побывал основатель и генеральный директор агентства переводов «ТрансЛинк» Алексей Герин.

Печатается в сокращении. Полная расшифровка программы доступна на сайте радиостанции «Финам ФМ»

...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Доброе утро, друзья. В эфире программа «Время предпринимать». В студии – ведущий программы Глеб Архангельский. И поговорим мы сегодня о ненормированном рабочем дне. Когда я задал в своем блоге вопрос: «Вы – за ненормированный рабочий день? Против ненормированного рабочего дня? Считаете нормальным работать больше, чем стандартные, предусмотренные Трудовым Кодексом восемь часов? Или вы считаете, что с этим надо бороться?» – я получил строго 50 на 50. Вот сегодня наша задача – разобраться с плюсами и минусами ненормированного рабочего дня, посмотреть юридическую сторону вопроса, потому что это не просто вопрос наших вкусов и пристрастий, а еще и трудовые отношения.

И нам сегодня в этом разобраться помогут два гостя. Первый наш гость – Алексей Герин, основатель и генеральный директор компании «ТрансЛинк». Доброе утро, Алексей.

ГЕРИН: Доброе утро.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Скажите пару слов о компании и пару слов о вашем отношении к ненормированному рабочему дню.

ГЕРИН: Компания у нас международная, мы занимаемся промышленным переводом, переводом для крупных предприятий. Офисы компании находятся в России, на Украине и в Швейцарии. На данный момент существует четыре подразделения.

Мое личное отношение к ненормированному рабочему дню в целом отрицательное, и на то есть масса причин, но основная – это то, что сотрудник теряет эффективность в итоге. Да, на каком-то коротком отрезке времени он выкладывается, он делает, что называется, все, что от него зависит, но в итоге через какое-то время он просто выдыхается, физически устает.

Поэтому говоря о том, что наша компания все-таки международная, мы стараемся использовать и разницу во времени, и труд проверенных, протестированных фрилансеров, которые позволяют нам, в зависимости от ситуации, выходить из тех или иных цейтнотов, чтобы не привлекать к работе людей в ночное или внеурочное время. Хотя это, надо признать, случается.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Я просто догадываюсь по специфике бизнеса… Обратилась к вам атомная электростанция, дала вам «вагон» с талмудами какими-то специфическими техническими, в которых в принципе способно разобраться десять человек на планете, а перевести их с одного языка на другой – два человека на планете. Я как-то с трудом представляю, как это можно – без работы 20 часов сутки такого рода заказ выполнить? Бывают у вас такие пиковые ситуации? Насколько часто?

ГЕРИН: Да, пиковые ситуации бывают, но насчет вагона… Вагон еще можно распланировать, а вот когда часто в этот вагон нам досылают, скажем так, около 500 страниц текста, говорят: «Ребята, вот в тот вагон вставьте, пожалуйста, еще вот эти 500 страничек, и вот через пару деньков, очень нужно, для вице-президента, для президента»…

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: «У нас совет директоров послезавтра на Кипре»?

ГЕРИН: Да. Причем даже была реальная ситуация: для крупной российской монополии мы готовили документ для президента. Действительно, за документом высылали самолет. Просили нас перевести, люди работали ночью, в 6 утра этот документ заверял нотариус. Можете представить себе нотариуса в Москве, работающего в 6 утра? Действительно, выходил на работу человек. И уже в 8 утра самолет с этим документом вылетал.

Поэтому это часть нашей работы, мы это понимаем, но не приветствуем. Мы просим клиентов заранее, по возможности, это планировать.

...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: На ваш взгляд, по общению с вашими коллегами по рынку, с друзьями, с партнерами, с поставщиками, насколько в принципе вообще в России это распространено? Скорее работают больше восьми часов? Скорее не задерживаются? Может быть, в каких-то отраслях – особенно? Может быть, на каких-то должностных позициях – особенно? Как вам видится сейчас ситуация с переработками?

ГЕРИН: Ну, у нас, наверное, это зависит от позиции в компании. IT-должности, курьерские, секретарские позиции – здесь все нормально. Рабочий день окончился, как правило, люди уходят домой. Что касается клиентского и производственного сектора нашей компании, здесь действительно мы зависим от клиентов, и тут я бы сказал так: 50 на 50. Клиент может нам выдать работу под конец рабочего дня. Но у нас сервис, у нас услуга. У клиента заканчивается рабочий день, он подготовил документ и отправил нам в работу: «Ребята, переведите, пожалуйста, утром совет директоров», – нужно презентацию перевести, документы. Соответственно, мы должны ответить на запрос клиента и в любом случае это сделать. Либо клиент просто уйдет в другую компанию. Поэтому мы это делаем. Клиент платит, он «заказывает музыку», и мы должны отвечать его требованиям, хотим мы этого или не хотим. Либо завтра мы будем вне рынка.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Хотя с другой стороны… Я, с одной стороны, соглашусь, но знаю некоторые виды бизнеса, которые пытаются в плане time management клиента воспитывать. Закладывают какие-то дополнительные более высокие стоимости чего-то…

ГЕРИН: Аккуратно мы это делаем. Но здесь нельзя перегнуть палку. У нас был печальный опыт, когда мы потеряли клиента. Очень крупного клиента. Мы пытались его учить, в итоге клиент плюнул и сказал: «Ладно, ребята, не хотите работать как нужно мне – не работайте. Все, я пошел в другую компанию».

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Да. «Вас таких много, а мы такой «Газнефтехимпромалмаз».

ГЕРИН: Более того, если это государственный клиент, то у него госконтракт. Заключили, год с нами работают. Они никуда даже обратиться не имеют права. А если это коммерческий клиент, у него есть три-четыре компании, такого же уровня как мы, с которыми у него заключены рамочные соглашения. И в зависимости от того, какая компания быстро и эффективно работает…

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Собственно, четверым позвонили, кто взялся к завтрашнему утру перевести…

ГЕРИН: Нет-нет, у них есть мейджор, у них есть основной поставщик, но если вдруг по каким-то причинам основной поставщик начинает давать сбой, кран перекрывается очень плавненько, и потом на вопрос: «Ребята, где заказы?» – они говорят: «Знаете, заказы уже немножко не у вас». Они даже этого не скрывают, говорят: «Вы же не справляетесь, мы же к вам обращались, вы сказали: «Нет». Ну вот, пожалуйста».

Поэтому я лично, в любом случае стараюсь как-то это коррелировать, насколько это получается, конечно. Поэтому бывают периоды, когда люди уходят с работы вовремя, а бывает действительно перегрузка.

...

АРХАНГЕЛЬСКИЙ: Вот пиковый момент. Вам вечером прислали из «Газпромалмазнефтехим» документы, утром у них совет директоров на Кипре. Соответственно, ночь надо отработать.

ГЕРИН: Мы очень часто обслуживаем форумы, экономические форумы: Санкт-Петербургский экономический форум, Сочинский экономический форум. Часто происходит какая ситуация? На форумы приезжает делегация, которым срочно нужно синхронный или последовательный перевод. Они его заранее не заказали. Говорят: «Ребята, вы у нас основные поставщики. Через два часа должен быть переводчик. Как хотите. У нас «нарисовались» переговоры вечером в ресторане. Пожалуйста, дайте нам переводчика». Мы, конечно, «выпрыгиваем из штанов», мы понимаем ситуацию. Но если говорить о тайм-менеджменте, то мы используем в компании различные технологические средства для того, чтобы планировать эту работу. Насколько успешно у нас это получается… Да, мы растем, мы постоянно работаем над собой, учимся на своих же ошибках.

Экспреcс-заявка
-обязательные к заполнению поля
Даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности Бюро переводов ТрансЛинк. Я проинформирован и согласен с тем, что согласие, данное в электронной форме на сайте, является согласием, полностью отвечающим требованиям законодательства о Персональных данных и позволяющим подтвердить факт его получения Бюро переводов ТрансЛинк.