Узнать стоимость

Секреты зарубежных переговоров

Большой Строченовский переулок 115054 Россия, Москва +7 (495) 668-13-78

Осколок американской ракеты «Стингер» — как память об Афганистане. Военный переводчик Евгений Логинов вспоминает, как 20-летним лейтенантом, только окончившим 11-месячные курсы языка дари, попал на войну. Приходилось на лету усваивать особенности местного диалекта. Переговоры в Кандагаре с главарем местной банды Евгений Логинов помнит до сих пор. «Стояли автоматчики, была вышка. За нами плотно захлопнулись двери, нас сопровождали два бородатых автоматчика. Начали разговор, который иногда переходил даже в перепалку. Генерал периодически руку опускал к пистолету, и мне его приходилось все время за руку хватать, чтобы он не наделал глупостей. Тогда, конечно от нас бы ничего не осталось», — рассказал военный переводчик.

Таких историй на памяти Евгения Логинова немало. Он едва не погиб, когда его БТР подорвался на фугасе. А во время переговоров любой неверный жест и неправильное слово могли стать роковыми. Военный переводчик — профессия опасная, ведь действовать нередко приходится в составе боевых порядков. А готовят этих специалистов в единственном в стране военном институте иностранных языков. В институте изучают редчайшие языки и культуры. Ежегодно Министерство обороны формирует заказ на штучных специалистов, готовых работать на самом высоком уровне.

Встречи с представителями иностранных министерств обороны и зарубежные поездки по линии военного ведомства — другая сторона работы военного переводчика. Александр Смушко уже три года работает личным переводчиком министра обороны России. Рассказывает, что на переговорах секундная заминка кажется часом, а самое страшное для переводчика — это «синхронный перевод».

«Сергей Кужугетович очень любит пословицы, не было еще случаев, чтобы он не вставил одну-две. Само понятие «синхронный перевод» вызывает стресс — потные ладошки, легкий озноб, но после первых минут на это времени нет, ты погружаешься полностью», — поделился деталями работы переводчик Александр Смушко.

Спокойствие и находчивость — главное кредо военного переводчика. Курсантов учат, как вести себя во время протокола и в бою. Языковые дисциплины переплетаются с военно-прикладными. Лексика насыщена техническими терминами, так что гражданские специалисты с таким переводом просто не справятся.

Klenin_ID.jpgМетодика преподавания в институте уникальна и накапливалась десятилетиями. Профессор Иван Кленин, известнейший в стране китаист, всю жизнь посвятил этому учебному заведению. Выпускник и преподаватель вуза в свои 92 года помнит, как возрождался институт в послевоенное время (Интервью с Иваном Дмитриевичем публиковалось на сайте http://www.t-link.ru/about/news/news-company/1608/). «Делали рукописные учебники. Было холодно, сами заготавливали дрова, в шинели сидели, пайки нам давали, сложно было, но энтузиазм был, учились», - вспоминает профессор кафедры дальневосточных языков Военного университета МО РФ Иван Кленин.

Институт дважды закрывали, но воссоздавали вновь. Сегодня это военный университет, здесь преподают больше 30 языков. Отбор кандидатов жесткий, но профессия престижная, потому конкурс на поступление год от года только увеличивается.

Экспреcс-заявка
-обязательные к заполнению поля
Даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности Бюро переводов ТрансЛинк. Я проинформирован и согласен с тем, что согласие, данное в электронной форме на сайте, является согласием, полностью отвечающим требованиям законодательства о Персональных данных и позволяющим подтвердить факт его получения Бюро переводов ТрансЛинк.