Алексей Герин, «ТрансЛинк»: «Будь на то полномочия, рекомендовал бы проведение в Казани Олимпийских игр. Городу это по силам»

14.10.2013

В школе у Алексея Герина плохо шел английский, его маме даже пришлось нанять репетитора. Спустя годы уровень владения английским позволил ему переводить важнейшие переговоры министров разных стран, работать личным переводчиком в совершенстве владеющего этим языком министра обороны Сергея Иванова. А основанное Гериным бюро переводческих услуг «ТрансЛинк» стало генеральным переводчиком Универсиады и KazanSummit-2013. О том, что осталось за кадром соревнований, почему по организации Универсиада сложнее Олимпиады в Сочи и чем занималась в Казани экс-разведчица Анна Чапман, гендиректор компании «ТрансЛинк» Алейсей Герин рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

Текст: Валерий Яковлев 

 «Друг рассказывал ошеломительные истории о военных переводчиках»

- Алексей Викторович, почему вы решили стать переводчиком?

-   В школе у меня плохо шел английский, мама наняла репетитора. Человек оказался талантливый, и скоро я очень недурно заговорил на языке, который мне не поддавался. Естественно, все начали меня хвалить: «У тебя замечательно получается». Я сделал для себя выводы, что лингвистика – занятная штука.

- Английский – единственный иностранный язык, которым вы владеете?

- Не только. Еще я хорошо знаю китайский. Замечу, что вначале я учился в физико-математическом классе. И, наверное, из меня мог бы получиться неплохой «технарь». Но из любви к лингвистике перекочевал в гимназию гуманитарной направленности, где отучился последние два класса школы. В это же время мой друг поступил в военный университет министерства обороны и начал рассказывать ошеломительные истории о том, как там готовят первоклассных военных переводчиков. Переводчик, да еще военный? Меня очень прельстила эта перспектива. И я направился по стопам друга.

- Как складывалась ваша карьера?

- С 1995 года по 2000 год «грыз гранит науки» на переводческом факультете  московского военного университета министерства обороны. С 2000-го по 2003 год работал в этом же вузе преподавателем  переводчиком кафедры второго английского языка. Был прикреплен к министру обороны Сергею Иванову, переводил для министров обороны Греции, Кипра, Индии. Успел поработать в Китае.

- Вы были прикреплены к самому Иванову!? Какое он на вас произвел впечатление? Правда, что военные за глаза называли Сергея Борисовича «святым»?

- Как бы ни называли, я очень уважаю этого человека. Работать с ним, конечно, было, непросто. Человек прямолинейный, может сказать что-то резкое, но по делу. Сергей Борисович отличался изумительной компетентностью. Почему? Потому что сам бывший переводчик. Часто поправлял, делал замечания. В первое время я хватался за голову. Даже к генералу подходил, говорил: «Ну, все, наверное, в следующий раз назначат другого переводчика…» А потом я понял, что это особенности работы министра и успокоился. Просто он очень требовательный человек.

- Это был такой большой мастер-класс от министра обороны?

- «Ивановский» стиль мне на самом деле дал многое. Я получил опыт работы на переговорах высокого уровня, научился не теряться, быть всегда в тонусе.

-  Когда возникла ваша компания и как вы пришли к идее ее создания?

- В вузах министерства обороны приучаешься к дисциплине, целеустремленности, четкости, многое дает военная закалка. Я впоследствии получил второе высшее образование в московской государственной юридической академии. Но военный университет, это нечто особенное, такое военное МГИМО. Главное, что я почерпнул оттуда, – это привычка к системному мышлению. Поэтому глядя на хаотичный рынок переводческих услуг в 2003 году, я понял, что нужно создать компанию, которая бы имела четкую структуру и системно решала поставленные задачи. Так и появилось агентство переводов «ТрансЛинк».

- Есть ли у вас филиалы и сколько их? 

- На данный момент у компании пять филиалов: в Москве, Санкт Петербурге, Киеве, городе Николаеве на Украине, еще в Женеве в Швейцарии. Штат сотрудников  порядка 200 человек. Для работы над проектами мы постоянно приглашаем специалистов со стороны. В настоящее время их количество достигает 750 человек. В проектах, в которых участвует агентство, работают около тысячи штатных и нештатных сотрудников.

- Кто ваши основные клиенты?

- Большей частью  министерства, госструктуры, корпорации. Такие, как ОАК (объединенная авиастроительная корпорация), ОСК (объединенная судостроительная корпорация), министерство юстиции РФ, следственный комитет при генпрокуратуре, фонд «Сколково», «Гражданские самолеты Сухого». Магистральные направления деятельности компании – технические, военно-технические, юридические, экономические, медицинские переводы. А также устные переводы мероприятий, выставок, форумов, конференций и так далее.

Клиент предпочитает специалиста по теме вместо лингвиста   

- Мне кажется, что на самом деле люди мало знают о переводчиках. Что они собой представляют?

- В чистом виде профессии переводчика в природе, наверное, уже не существует. Я имею в виду классического переводчика – лингвиста. Профессия все больше погружается в специализацию. Наблюдается такая тенденция. И тому есть несколько причин. Сегодня наиболее распространенный международный язык общения – английский, более или менее знают все. Клиенту зачастую важнее иметь не столько переводчика, сколько специалиста в определенной области со знанием языка. Переводчиком может стать человек, который долго отработал в какой-то определенной сфере: нефтегазовой, спортивной, медицинской. Понятно, что учиться, тренировать навыки ему все равно нужно. Но такой человек, который крепко «сидит» в теме, куда компетентнее обычного переводчика-лингвиста. Ценность его выше.

- А если говорить о структуре работы?

- Эта деятельность имеет много градаций. А сами переводчики разноплановые люди. Есть переводчики устные и письменные. Кто хорошо переводит письменно, редко когда может также качественно переводить устно. Нужны другие качества. «Устник» – человек коммуникабельный, легко входит в контакт и непринужденно общается. Письменный переводчик – антипод. Более вдумчив, спокоен, даже нелюдим. Обычно им претит публичность. Они не любят ходить на совещания, собрания. Человек может просто испугаться, закрыться.  Письменный переводчик, как человек более вдумчивый, совершает меньше ошибок, делает все основательно. Многие любят работать по ночам, в тишине, чтобы никто не мешал.

- Какие особенности имеет устный перевод?

- Устный перевод бывает синхронный и последовательный. Здесь важно подобрать человека подходящего склада.  Кому-то надо сначала осмыслить речь – потом дать перевод. Это последовательные переводчики. А есть люди, которым проще выдавать информацию сразу, они не могут ее долго в себе держать – это синхронисты. Это человек-транслятор с мгновенной реакцией. В запасе у него какие-то доли секунды. Он работает на автомате, иначе нельзя успеть перевести. Обдумывать и запоминать фразы ему некогда. Синхронист бывает, потом не помнит, что говорил.

Классического переводчика-лингвиста вытесняют узкоспециализированные переводчики, система автоматизации переводов. Например, востребованы переводчики, которые работают в паре с программистами над сайтами, адаптацией программных продуктов для различных пользователей и так далее. Но тем не менее машина людей никогда не заменит. Специалисты нужны. Это как в самолете. Современный лайнер может взлететь и сесть на автопилоте, но там все равно сидят два летчика, чтобы был контроль. Система автоматизированного перевода может бездумно, подчиняясь некоему алгоритму поставить термин, который будет противоречить смыслу. Только живой человек – специалист может знать и регулировать подобные нюансы. 

- Вы, наверное, согласитесь с мнением о том, что переводчик – штучный товар. Где, вы в таком случае, находите специалистов для работы в компании?

- Штучный товар – переводчик от Бога. Есть еще работники, которые звезд с неба не хватают, но их квалификация позволяет делать достаточно качественные переводы. Таких, наверное, большинство. Существует много методик по поиску и подбору персонала. Компания их использует. Сам я частенько прислушиваюсь к мнению о человеке независимого источника. Оно бывает объективным.   

Оргкомитет рекомендовал максимально задействовать местные ресурсы

- Как вы стали участником Универсиады?

- Был проведен тендер, по результатам которого выбрали нас. Чашу весов склонил опыт агентства по проведению крупных мероприятий. В свое время мы поработали на «Евровидении», в 2006 году обеспечивали перевод стран-участниц «Большой восьмерки», потом международных делегаций питерского и сочинского экономических  форумов. Универсиада крупное, значимое событие, но нельзя сказать, что планку подобного уровня мы прежде не брали.  

- Кто с вами еще разыгрывал этот большой тендер?

- Из переводчиков по спортивной тематике, я бы отметил компанию «Янус», по официально-организационной тематике компанию «ЭГО Транслейтинг» и, безусловно, заслуживает внимания такой сильный игрок, как компания «Неотэк».

- Было честное состязание с конкурентами одинаковой весовой категории?

 - Более чем. Перечисленные компании я бы назвал не только конкурентами по Универсиаде, но и в повседневной деятельности. Они обладают серьезным потенциалом.

- Сколько сотрудников вы задействовали  на Универсиаде?

- Если оперировать общими цифрами, то примерно 150 переводчиков устных и более 100 письменных, включая резерв. Это за исключением сотрудников управления, развернутого в Казани офиса компании. На устный перевод было делегировано некоторое количество наших специалистов из Москвы. Для письменного перевода мы задействовали сотрудников Московского, Киевского, Николаевского офисов. На всякий случай держали резерв из  подготовленных, протестированных профессионалов.  

Кандидат на работу проходил три уровня тестирования. На первом его проверяли синхронисты нашего московского офиса, которые  для этих целей специально приехали в Казань. Тем, кто прошел отбор, мы вручали спортивный глоссарий, чтобы человек мог штудировать спортивную терминологию. Концепция подготовки и подбора сотрудников была направлена на то, что люди выбрали «специализацию» по виду спорта, профессионально подтянулись в рамках своего выбора и показали, на что способны. Тактика себя полностью оправдала. Где-то за 10 дней до Универсиады всех прошедших отбор мы собрали в одной аудитории и устроили финальный прогон. Было уже ясно: кого, куда ставить: один лучше владеет футбольной лексикой, другой хорошо знает тематику бадминтона и так далее.

- Где вы нашли подходящие кадры?

- Для поиска использовали разные источники. СМИ, телевидение, социальные сети, знакомства, даже сарафанное радио. Оргкомитет Универсиады рекомендовал максимально задействовать местные ресурсы. Считаю, что это было мудрое решение. Менеджмент Универсиады стремился разгрузить гостиничные площади, транспортную систему, ну, и надо было дать местным заработать. Все-таки праздник больше задумывался для Татарстана, Казани. Забота о его непосредственных творцах выглядела естественно. Примерно 80 процентов переводчиков были из местных. Точно могу сказать, что из 150 устных переводчиков, где-то 130 человек были местными. 

- Где в Казани можно было «откопать» такое количество первоклассных специалистов? Наша земля так щедра переводческими талантами?

- Приехали переводчики из Германии, Италии, Франции, Великобритании, Соединенных Штатов с казанскими корнями. Кто-то здесь жил, потом уехал, некоторые в Казани учились, у кого нашлись родственники. В общем, приезжие прекрасно ориентировались на местности.

- Ну, а «чисто» казанских-то сколько было?

- Честно говоря, не считал. Просто в голову не приходило. Люди испытывали абсолютно неподдельный интерес к событию. Тратили большие деньги, чтобы добраться до Казани. Кроме того, под нашим патронажем работали переводчики-волонтеры. К их помощи прибегают во всем мире. Обеспечить перевод таких масштабных мероприятий силами одних профессионалов нереально.

«Был общий настрой отработать на все 200 процентов!»

 - Как себя показали приезжие-«местные» специалисты, вообще все переводчики?

- В большинстве случаев люди подошли к делу очень ответственно. Профессиональных нареканий у меня нет. Чувствовалась общая настроенность отработать на все 200 процентов! Только один пример. Оргкомитет просил растянуть вторую смену хотя бы до часа ночи. По факту ребята были заняты до трех-четырех утра. И никто не жаловался. Все прекрасно понимали, насколько важна их работа. Особо хотел бы отметить оргкомитет. Там подобралась сильная команда управленцев, было полное взаимопонимание. Также хотел бы выразить благодарность дирекции Универсиады за то, что выбор в качестве генерального подрядчика пал на нас. Праздник удался и оставил хорошее впечатление.

- Мне представляется, если бы вы взялись писать книгу об Универсиаде, непременно вписали бы лестные слова о дирекции, оргкомитете?

- Я могу сравнивать. Поскольку обслуживание крупных мероприятий – специализация нашей компании. Там действительно собрались мудрые люди. Они могли бы во многих институтах и университетах преподать мастер-класс по менеджменту, постановке проектной работы. И к ним бы еще очередь выстроилась. По комплексу организационных мероприятий, разного рода факторов Универсиада сложнее предстоящей олимпиады в Сочи. По значимости Сочи выше, да. Тут я не спорю. По сложности организационных мероприятий – столица Татарстана опережает. Хотелось во всеуслышание сказать, что Казань готова к проведению Олимпийских игр любого масштаба. Будь на то полномочия, рекомендовал бы проведение в Казани Олимпийских игр. Городу это по силам.

- Чем вас еще поразила Казань?

- Здесь удивительная сила духа. Город очень харизматичный.

Как переводчицы спасли незадачливого спортсмена

- Сколько ни отрабатывай технологию таких мероприятий, черт неожиданно выпрыгивает из табакерки. Наверняка случались какие-то непредвиденные ситуации? 

- По-моему, был некоторый перебор с мерами безопасности. Иногда переводчики банально не могли попасть на рабочее место. Например, их не допускали непосредственно к бассейну. Хотя переводчики там были нужны. Однажды на моих глазах, на выходе из бассейна спортсменка-итальянка потеряла сознание. Нагрузка оказалась чрезмерной. Срочно понадобились врач и переводчик. К счастью, на тот момент вопрос доступа был уже решен. Спортсменку спасли. Здесь огромное спасибо надо сказать нашим 40 координаторам, которые работали на 33 объектах Универсиады. В их ведении находились не только вопросы, связанные с организацией перевода, но и ситуационные, технические. Они блестяще с ними справлялись. Еще за месяц до Универсиады координаторы начали изучать спортивные объекты, знакомились с руководством. Их, впрочем, как и переводчиков, мы готовили к тому, что возможно придется выходить за рамки чисто профессиональных обязанностей.

- Наверное, возникали и курьезные моменты?  

- У нас на глазах произошла фантастическая история. Молодой переводчице приглянулся спортсмен из-за рубежа, который первый раз в жизни должен был выступить на соревнованиях подобного уровня, но внезапно заболел. Чтобы поддержать молодого человека, переводчица устроила «дерево любви» в парке Универсиады, написала на ленточках признания в любви на многих языках и прикрепила их к ветвям дерева. Спортсмен и его тренер были тронуты. К «дереву любви» начали приходить туристы, молодожены, место стало культовым.

Иногда я просто не мог без смеха читать отчеты о работе. Изредка возникали паузы, когда нет интенсивной работы. Например, во время тренировок. В такие минуты переводчицам приходилось просто наблюдать за происходящим. А поскольку они привыкли все замечать, в их строгие деловые отчеты стали вкрадываться восторженные строки типа: «Ну, спортсмены да… конечно, красивые, фигуры у них хорошие». Когда в одном месте собирается столько молодежи, амур запасается стрелами и спускается с небес. Спортсмены симпатизировали переводчицам и наоборот.

Однажды перед самым началом соревнования спортсмен застрял в туалете. Кажется, там заклинило замок. Девочки переводчицы не растерялись и каким-то образом вызволили его оттуда.   

Очень эмоционально вели себя спортсмены из африканских стран. Мне рассказывали, что автобус с темнокожими студентами как-то не смог въехать в ворота, потому что сильно раскачивался. Они внутри пели и танцевали. Переводчикам, не забывая о работе, приходилось подстраиваться под африканский темперамент: танцевать, водить хороводы и так далее. 

В Казани Анна Чапман была на высоте 

- Вы пригласили на Универсиаду Анну Чапман. Она понадобилась как переводчик или это был такой классический PR-ход?

- Наверное, присутствовали оба соображения. Мы с Анной хорошо знакомы, выяснилось даже, что у нас  есть общие друзья. Я помню, как в свое время СМИ витийствовали по ее поводу. Но это полная ерунда. Анна великолепный профессионал. У нее отличная стрессоустойчивость. Она уверенно держится в обществе  с VIP-персонами, умеет общаться. Ничему этому ее учить не надо. Анна охотно приняла приглашение поработать на Универсиаде. Она любит мероприятия, направленные на поддержку и популяризацию спорта, стремится поддержать молодежь. Не случайно сама возглавляет фонд с аналогичными целями.

- К кому непосредственно была приставлена Анна?

- VIP-персоны появляются как бы «эпизодически», перемещаются с одного объекта на другой. Их везде ждут, образно говоря. Поэтому сложно составить хронометраж. Да я и не ставил такой цели, не следил за Анной. Знаю, что она переводила президенту FISU Луи Гальену, министру спорта России Виталию Мутко. Отзывы были превосходные. Но вы правы, мы не случайно привлекаем известные медийные лица. Это, возвращаясь к разговору о том, что общество не знает, кто такие переводчики. Мы видим свою социальную миссию в том, чтобы популяризировать профессию с привлечением известных людей.

- Если не секрет, сколько компания заработала на Универсиаде?

- Я не могу называть конкретные суммы. Но скажу, что это была достойная оплата, соответствующая уровню работы. 

- Сколько переводчики зарабатывают в обычной жизни? Перевод с какого языка ценится больше?

 - Дороже оцениваются переводы с восточных или редких языков. Таких, как кхмерский, урду, пушту, дари. Объясню почему. Распространенным европейским языком вы овладеете за пять лет. В зависимости от способностей, вам понадобится еще год-два практики. Что касается восточных языков – китайского, японского, вьетнамского, – то для их изучения нужно потратить минимум 10 лет. Соответственно, таких специалистов меньше. Меньше и заказов на переводы с восточных языков. Из-за дороговизны клиент ищет обходные пути. Те же китайцы учат английский, русский.

При обычном переводе страница текста может стоить от 400  500 до 3 тысяч рублей. Разброс достаточно большой. Приходиться оперировать известным термином «средняя температура по больнице». Много критериев оценки: сложность заказа, срочность, квалификация и деловая репутация переводчика – все имеет значение. Могу обрисовать ситуацию на примере самого дорого вида перевода – синхронного. В зависимости от класса синхронистам «за кабину» платят от 35 до 70 тысяч рублей в день. Это очень редкие специалисты. Работают парами, сменяя друг друга. Организаторы обязательно обращают внимание на совместимость синхронистов. Она у них должна быть как у космонавтов. Синхронистам рекомендуют работать не более 20 минут подряд. Нужна пауза. Иначе могут возникнуть серьезные проблемы со здоровьем.

- Сколько синхронистов работало на Универсиаде?

- 12 человек.

- Приходилось ли вам прибегать к услугам переводчиков татарского языка?

- Да, безусловно. В нашем временном офисе в Казани мы зачислили в штат 25 переводчиков с татарского.

- Чем отличается рынок переводческих услуг России и стран Евросоюза? Сильно ли мы от них отстаем?

- Западный рынок переводческих услуг характеризуется специализированными направлениями, он более устоявшийся. Нормальной, например, выглядит ситуация, когда юрист меняет профессию и становится квалифицированным переводчиком по юридической тематике. У нас наметившийся процесс «ухода в специализацию» находится в начальной стадии. В целом российский рынок отличается импульсивностью, плохой предсказуемостью. Мы объективно отстаем от них лет на 10. Западный специалист-переводчик берет в работу максимум одну- две темы. Наш «хватается» за три-пять. За рубежом норма перевода 5 - 6 страниц в день. У нас – 10. Причем стоимость перевода там существенно выше. Нет такого демпинга, как здесь. Чудовищную демпинговую ситуацию создали сами переводчики. В 1990-е годы границы стали открыты, понадобилась масса переводчиков. Все, кто мало-мальски смыслил в переводе, ринулись заполнять брешь. Переводчики торговались и сбрасывали цены, как на базаре. На Западе низкая цена пугает заказчика. С таким исполнителем подписывать соглашение не станут.

- А как вы оцениваете примерную емкость российского рынка переводческих услуг?

- По моим подсчетам, мы приближаемся к отметке в 300 миллионов долларов. Каждый год в стране проходит около 500 разного рода международных форумов. Уже сформировались крупные игроки с приличными оборотами, но много и мелких компаний. 300 миллионов «размазываются» на огромное количество участников рынка. Если говорить о конкуренции – она очень высокая. Не представляет большой проблемы создать агентство переводов. Трудно войти в рынок и удержаться продолжительное время.

- А какова выручка вашей компании?

- Порядка 20 миллионов долларов в год.

- Как бы сформулировали основные конкурентные преимущества «ТрансЛинк»?

- Колоссальный опыт организации переводческой работы на крупнейших мероприятиях. Умение работать в стрессовых ситуациях, как в ситуациях обычных, с улыбкой.

- Чем вы увлекаетесь в свободное от работы время?

- Мне нравятся экстремальные виды спорта. Потому что, например, когда нужно прыгнуть с парашютом, мозг освобождается от посторонних мыслей. В такие минуты, ты от них просто отстраняешься. Замечательный отдых!

- У вас есть три рецепта успешного бизнеса? Это наш традиционный вопрос…

- Надо иметь цель в жизни. Четкую, глобальную цель. Постепенно вся ваша сущность настроится на то, чтобы ее достигнуть, и это произойдет. Потом… важен внутренний настрой. Он всегда должен быть позитивным. И третье. В бизнесе легко не бывает. Это не прогулка. Главное не сдаваться и продолжать идти.

 

 

Газета "БИЗНЕС Online"

Все новости
Экспреcс-заявка
-обязательные к заполнению поля