Русская служба новостей представляет «Актуальные проблемы русского языка в программе «Ликбез» Устный перевод (Часть 1) .

Большой Строченовский переулок 115054 Россия, Москва +7 (495) 668-13-78

Добрый день, с Вами на 107,0 FM Саша Кербель и доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ Владимир Славкин.

Владимир Славкин: Здравствуйте. Сегодня мы, как и обещали вам две недели назад, продолжим тему «Трудности перевода». Ранее мы говорили о переводе письменном. А нынешнюю программу посвятим устному переводу.

Саша Кербель: Существует два вида устного перевода: последовательный и синхронный. Последовательный делается фраза за фразой, то есть человек говорит с небольшими паузами, во время которых мы слышим перевод. Синхронный же, который считается самым трудоемким, и требует не только особых навыков, но и помощи специальных технических средств - это вид перевода, при котором перевод делается одновременно с речью говорящего, то есть докладчику не приходится делать паузы, что позволяет, во-первых, удерживать внимание аудитории, а, во-вторых, избегает ситуаций, когда, к примеру, звучит шутка, и одна половина зала начинает хохотать, а потом, после перевода, уже реагирует другая половина зала.

Владимир Славкин: Есть еще один подвид синхронного перевода, так называемое «нашептывание», когда переводчик сидит рядом с одним конкретным человеком и синхронно переводит ему все, что говорится в зале, чтобы тот (как правило, это важная государственная особа, руководитель компании) мог быстро реагировать на происходящее. Этот вид перевода называется «подсинхрон».

Саша Кербель: Устный перевод, как мне кажется, сложнее письменного, в первую очередь, тем, что нужно очень быстро реагировать. У переводчика нет времени поразмыслить и подобрать верное слово. Всегда, когда говоришь на иностранном языке, ты на нем не просто говоришь, ты на нем начинаешь думать. А вот переводчику приходится думать сразу на двух языках.

Владимир Славкин: В письменном переводе переводчик может сразу охватить взглядом всю фразу, понять ее смысл и трансформировать на свой родной язык. А в устном переводе он поступает ступенчато, то есть он воспринимает информацию дозировано, и при этом не может знать, как дальше повернется мысль говорящего. В этом отношении он похож на сапера.

Саша Кербель: Давайте сейчас подробнее остановимся на синхронном переводе, и о его тонкостях нам расскажет один из наших консультантов Алексей Герин, руководитель одного из крупнейших бюро переводов Москвы.

Алексей Герин: Для того, чтобы достигнуть навыков нормального синхронного перевода необходимо от года до полутора, но, это относится к человеку, который свободно владеет а) языком и б) уже имеет практику устного перевода. Но всегда существовало деление по типажу, по харизме человека, то есть человек должен уметь быстро переключаться и иметь быстрый темп речи. Люди, переводчики с низким темпом речи, с такими физиологическими особенностями, не смогут синхронно переводить, просто-напросто не будут успевать за докладчиком. Кроме этого, хочу сказать, что существует специальная кнопка в кабине переводчика, техническая хитрость, которая сигнализирует докладчику, а если прямой связи между переводчиком и докладчиком нет, то загорается яркая лампочка (в структуре ООН такое присутствует), которая сигнализирует докладчику о том, что нужно снизить темп доклада, говорить тише, спокойнее и так далее.

Саша Кербель: Сколько часов или минут подряд без перерыва может проработать один синхронист? Ведь ему надо сконцентрировать все свое внимание на речи говорящего, а долго это выдержать непросто.

Алексей Герин: Да. Переводчик работает, как правило, 20-30 минут, после чего они меняются. Мы знаем синхронистов, которые работают два часа без перерыва. Но опять же, меняется темп, ухудшается качество. Поэтому 20-30 минут, после чего люди меняются. Поэтому зачастую вы видите пару переводчиков, которые работают в кабине – один отдыхает, а второй работает.

Саша Кербель: Насколько точен синхронный перевод? Ведь, наверняка, бывают ситуации, когда говорящий «проглатывает» фразу, или переводчик что-то не расслышал или не понял.

Алексей Герин: Есть такое негласное правило у переводчиков-синхронистов. Они, как правило, не останавливаются. Не понял – переводи дальше. Возможности переспросить нет. Остановить докладчика возможности нет. Переводчик работает дальше, даже если не понял целое предложение. До 70 процентов точности должно быть в переводе. То есть разрешается потеря 30 процентов информации. Точность перевода, опять же зависит от класса переводчика, от темпа звучания, от знакомства с тематикой. Но, наверное, тридцать процентов потерять можно. Тридцать процентов считаются нормой. Но не более.

Владимир Славкин: Очень любопытные данные. В письменном переводе требуется абсолютно адекватная передача информации, а здесь – практически треть информации может быть потеряна. Это еще раз подтверждает мое представление о том, что устный перевод – это очень трудная вещь, и переводчик должен уметь пожертвовать неважным ради самого важного, самого нужного.

Саша Кербель: Насколько я знаю все от того же Алексея Герина, который, помимо всего прочего, еще и переводчик китайского, восточные языки невозможно переводить синхронно. Владимир, насколько я знаю, Вы работали в Китае и, наверняка, тоже с этим сталкивались. Действительно ли невозможен синхронный перевод таких языков?

Владимир Славкин: Собственно говоря, с синхронным переводом я не сталкивался. Я работал с русским языком в разных его ипостасях. Но, мне кажется, что китайский язык действительно труднее для восприятия, потому что в английском языке фразы все-таки каким-то образом планируются в самом начале. В китайском языке труднее: там очень часто значимые формы языка стоят в самом конце фразы. Например, вопросительная частица «ма» стоит в самом конце, и пока она не прозвучит, трудно понять, что это такое, вопрос или утверждение.

Саша Кербель: Алексей Герин, в свою очередь, рассказал нам, как переводчики выходят из положения, когда приходится переводить с восточных языков.

Алексей Герин: Существует подсинхрон, когда переводчик, работающий в одной тематике долгое время, как бы предсказывает, что скажет докладчик. Поэтому он немного идет вперед, беря на себя эти риски. Но я считаю, что тип перевода с восточных языков, подсинхрон, он немного рискован, потому что докладчик может остановиться, может поменять дальнейший ход изложения мысли. Поэтому, как, например, случилось в Китае в прошлом году, когда министр обороны отложил в сторону свой доклад и сказал: «Ну, а теперь я скажу, как я это вижу». И начал работать по неподготовленному докладу. Кстати, должен сказать, что у синхронного переводчика, в отличие от устного, обязательно должен быть перед глазами текст. Это обязательное условие. За сутки до начала синхрона, конференции или переговоров переводчик ознакамливается с текстами, которые будут звучать на следующий день.

В студии Саша Кербель и Владимир Славкин. Сегодня мы говорим о трудностях устного перевода. Продолжим тему через нескольку минут. Это программа «Ликбез». Оставайтесь с нами.

«Русская Служба Новостей» (РСН), бывшее «Русское Радио-2»

Все новости
Экспреcс-заявка
-обязательные к заполнению поля
Даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности Бюро переводов ТрансЛинк. Я проинформирован и согласен с тем, что согласие, данное в электронной форме на сайте, является согласием, полностью отвечающим требованиям законодательства о Персональных данных и позволяющим подтвердить факт его получения Бюро переводов ТрансЛинк.