+7 (495) 668-13-78
+7 (495) 668-13-78
Нужна консультация? Центральный офис Москва
Срочный заказ
zakaz@t-link.ru

Актуальные проблемы русского языка на Русском радио-2 в программе «Ликбез» Устный перевод . (Часть2).

Большой Строченовский переулок 115054 Россия, Москва +7 (495) 668-13-78

«Ликбез». В студии Саша Кербель и Владимир Славкин.

Саша Кербель: Сегодня в программе «Ликбез» мы говорим о трудностях устного перевода. Вы не знаете, Владимир, как переводят на русский язык фильмы? Я имею в виду для показа в кинотеатрах. Из студии присылают сценарий или переводчики просто слушают и записывают реплики?

Владимир Славкин: Мне кажется, что существуют обе формы. Скорее всего, вторая форма более распространенная. А первая связана с тем, что заключается официальный договор со студией-распространителем, прокатчиком, и можно получить этот сценарий, чтобы предварительно с ним ознакомиться. Но, скорее всего, большинство фильмов, тем более, если речь идет о пиратских копиях, конечно же, они пишутся и переводятся с экрана.

Саша Кербель: Действительно, такая мысль закрадывается, что переводят прямо с экрана, потому что часто переводы бывают очень не точными. Это касается художественных фильмов, в первую очередь.

Владимир Славкин: Я думаю, что английский язык, точнее американский вариант английского языка, где много идиом, много отличий в значениях, в выборе слов, оттенков значений, да и собственно говоря, реалии американской жизни не всем знакомы в деталях.

Саша Кербель: Вы не знаете, есть ли люди, которые занимаются редактированием переводов фильмов?

Владимир Славкин: Не знаю. Судя по количеству ошибок, таких людей либо мало, либо они вообще отсутствуют.

Саша Кербель: Давайте теперь поговорим о последовательном переводе. Вообще, перевод – это как раз тот случай, когда слово ценится на вес золота. Согласно статистике, каждая пятая сделка в мире срывается из-за проблем, связанных с общением представителей разных народов. Что же касается переводов на государственном уровне, то здесь переводчик вообще не имеет права на ошибку. Ведь иная неточность может повлиять на отношения двух стран и в буквальном смысле изменить ход истории.

Владимир Славкин: Поэтому в переводчики высшего руководства страны берут только самых лучших. Чтобы попасть на политический олимп, переводчику, помимо высшего языкового образования, необходимо еще иметь великолепную эрудицию. Ведь на переговорах первых лиц государств, как правило, обсуждаются самые разные вопросы – экономические, военные, культурные, и переводчик проходит курс повышения квалификации за границей, языковую практику, например, в ООН. Затем он должен совершенствовать свое знание языка буквально каждый день. Кстати, у нашего президента, насколько я знаю, только переводчиков английского языка целая группа. А ведь есть еще и другие языки.

Саша Кербель: Один из титанов государственного перевода, человек, который был переводчиком Хрущева, Брежнева, Горбачева, лично знал Микояна, Громыко, Косыгина, был знаком в Джонни Кеннеди, Джимми Картером, Джорджем Бушем, Маргарет Тетчер, Индирой Ганди, Фрэнком Синатра и Мухаммедом Али – вот этот человек согласился стать консультантом нашей сегодняшней программы. Виктор Михайлович Суходрев и сам стал личностью исторической. Мы поинтересовались у него, в чем, по его мнению, главная трудность перевода на высшем уровне.

Виктор Михайлович Суходрев: Здесь не только двуязычие, не только знание как иностранного, так и иногда, может быть, главнее, своего родного языка. Это еще и умение держаться, умение создать какую-то атмосферу, умение так себя вести, чтобы стать незаметным, по возможности.

Саша Кербель: Как правило, было ли Вам известно заранее, что именно будет говорить генсек?

Виктор Михайлович Суходрев: Тема, в широком смысле, была известна, потому что в каждый данный момент животрепещущей, самой главной является какая-то определенная тема. Но переговоры касались практически всех мировых проблем. Почти всегда на первом месте были проблемы разоружения, прекращения гонки ядерных вооружений. Но это были и различные региональные проблемы – Ближний Восток или конкисты в Африке, Азии. Это были, естественно, вопросы двусторонних отношений. Это был самый широкий круг вопросов.

Саша Кербель: А бывали случаи, когда Вам сознательно приходилось переводить неправильно, чтобы сгладить какую-либо ситуацию, которая могла перерасти в конфликт?

Виктор Михайлович Суходрев: Ну, в прямом смысле, нет. Но некоторая очень деликатная редакторская роль все же есть у переводчика. Черное назвать белым он не может. Переговоры даже в острейшие моменты исторического противостояния между США и Советским Союзом, даже тогда не выходили за рамки цивилизованности. Даже во времена импульсивного Хрущева. Резкости могли друг другу говорить, но они все равно были в рамках приличия.

Саша Кербель: С кем Вам было легче всего работать?

Виктор Михайлович Суходрев: Я с печалью вспоминаю самые последние годы жизни Брежнева, когда он уже от себя практически ничего говорить не мог и только зачитывал заранее подготовленный текст. Я, естественно, этот текст заранее получал и мог как следует подготовиться. Диалогов, по сути, не было. Происходил обмен монологами. Долго вести беседы он тогда уже не мог. Печальный был период в нашей истории и вообще.

Саша Кербель: А с кем работать было сложнее всего?

Виктор Михайлович Суходрев: С Хрущевым, потому что он за словом в карман не лез, не любил придерживаться письменных текстов. В публичных речах. Тексты эти всегда заранее готовились. Он их утверждал. А потом отбрасывал и говорил сходу от себя.

Владимир Славкин: Я очень рад, что услышал рассуждения Виктора Михайловича по поводу перевода, потому что я обратил на него внимание как на переводчика еще в мои молодые годы, когда он был переводчиком Леонида Ильича Брежнева в лучшие годы Брежнева, когда он еще действительно говорил. Виктор Михайлович, по-моему, образец переводчика. Это переводчик с большой буквы, поскольку он не просто прекрасно знал и знает английский язык и очень хорошо разбирается в русском языке, как профессионал. Он еще человек очень выдержанный, интеллигентный и воспитанный, что для переводчика тоже очень важно. Видите, сколько качеств необходимо иметь человеку, работающему с первыми лицами государства. Что касается знания родного языка, это действительно важно, потому что если владеешь всем богатством своего родного языка, ты можешь найти сходу адекватный вариант того, что прозвучит на другом языке, то есть перевести информацию страноведческого типа на ту информацию, которая актуальна для нас, и перевести абсолютно адекватно или почти адекватно.

Саша Кербель: Кстати, говоря о Викторе Михайловиче, хочется заметить, что у него поставленный дикторский голос. Он даже мне сначала чем-то напомнил Игоря Кирилова по телефону. И мне кажется, что это тоже очень важно для устного переводчика, чтобы был хороший, ясный, четкий голос, чтобы даже если он будет говорить шепотом, каждое слово человек понимает. Правда ведь?

Владимир Славкин: Естественно. Тогда у него будет сценический шепот.

Саша Кербель: Огромные сложности возникают у переводчиков, когда дело доходит до шуток, поговорок и особенно фразеологизмов. Но об этом мы поговорим позже. Это программа «Ликбез». В студии Саша Кербель и Владимир Славкин. Напоминаем, что сегодняшняя тема нашей передачи: «Трудности перевода». В частности, мы говорим об устном переводе. Оставайтесь с нами.

«Русская Служба Новостей» (РСН), бывшее «Русское Радио-2»

Все новости
У вас остались вопросы?
Оставьте заявку на консультацию и мы ответим на ваши вопросы
Даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности Бюро переводов ТрансЛинк.
Ваша заявка принята!
Мы с вами свяжемся в ближайшее рабочее время
Ошибка
При отправке вашего сообщения произошла ошибка. Попробуйте позднее
Экспресс-заявка на перевод
Даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности Бюро переводов ТрансЛинк.
Ваша заявка принята!
Мы с вами свяжемся в ближайшее рабочее время
Ошибка
При отправке вашего сообщения произошла ошибка. Попробуйте позднее