День военного переводчика

21.05.2014

Практика, знания, усердие. Нет ничего невозможного.

21 мая в России отмечается День военного переводчика. Сегодня исполняется ровно 85 лет со дня, когда заместитель народного комиссара по военным и морским делам и председателя РВС СССР Иосиф Уншлихт подписал приказ «Об установлении звания для начсостава РККА "Военный переводчик"». Так одна из самых древних профессий была, наконец, узаконена.

Кто же эти люди, присутствующие на самых важных переговорах между лидерами держав? От чьего профессионализма зависит, правильно ли первые лица поймут друг друга, а значит, и судьбы целых народов?

Очевидно, что военный переводчик – непростая профессия. Помимо свободного владения иностранными языками данные специалисты должны знать военную терминологию, разбираться в техническом переводе. Во время военных действий переводчики идут в разведку наравне со всеми, участвуют в допросах пленных…

Как сегодня готовят «элитных» переводчиков, мы спросили у человека, которого называют «дедушкой» военного китаеведения – Ивана Дмитриевича Кленина.

Говорят, что в Военном институте иностранных языков, где он преподает уже более полувека, даже есть пословица: "Я китайский бы выучил только за то, что на нем разговаривал Кленин...". К слову, Иван Дмитриевич родился за 6 лет до издания того самого приказа о профессии военного переводчика.

Вообще военный переводчик – профессия, название которой состоит из двух равнозначных слов. Это история про войну и переводы. И наш герой – действительно преуспел по всем направлениям. Все началось во время Великой Отечественной войны. В июле 1941 года (при обороне Пскова) Иван Дмитриевич уже подбил свой первый немецкий танк. По окончании войны участвовал в Параде Победы на Красной площади (24 июня 1945г.). Поэтому мы не могли не начать наш разговор именно с этой темы.

KleninID_1.jpg

KleninID_2.jpgИван Дмитриевич, вы в 1941-м добровольцем пошли на фронт. Какие военные награды для вас самые дорогие?

- Это медаль за отвагу и, конечно, орден Красной Звезды. В самом начале войны остановили проход немецких танков, самому удалось подбить танк, поэтому эта награда мне дорога. Тем более что я еще был «вчерашний школьник». Вообще на войне страшно. Тебя могут убить, калекой сделать, но долг превыше всего. В таких случаях всегда вспоминаю стихи Юлии Друниной:

Я толь­ко раз ви­да­ла

     ру­ко­паш­ный,

Раз – на­яву и сот­ни раз –

     во сне.

Кто го­во­рит, что на вой­не

     не страш­но,

Тот ни­че­го не зна­ет о вой­не.

В настоящее время отношение к ветеранам со стороны государства изменилось в лучшую сторону, но и ветеранов с каждым годом остается все меньше и меньше. Наше поколение 1922-24гг. рождения приняло на себя основной удар, и большинство так и осталось на полях сражений. А сейчас нас пора уже в Красную книгу заносить…  Воспоминания о войне уходят вместе с нашим поколением: молодежь и не спрашивает, а иногда и не слушает, другие ценности.

Вы не уверены в подрастающем поколении?

Одно время у меня были сомнения, будет ли молодежь воевать так, как мы воевали. Я даже на различных встречах замечал такое мнение, что наше поколение за Родину воевало, а молодежи воевать-то за что? За бюрократов и олигархов? Но со временем мое мнение изменилось. Считаю, что у нас есть, кому дать отпор врагу. Так что молодежь у нас замечательная.

Вы были участником Парада Победы 1945 года на Красной площади в Москве. Как это было?

На этом параде было около 40 тысяч человек. Там были полки с каждого фронта и военно-учебные заведения, в том числе ВИИЯ.  Мы 2 месяца тренировались, приезжали каждый день в 7 утра на Котельническую набережную,  а потом ехали на работу…

Конечно, нас переполняло чувство гордости. Ведь мы, несмотря на тяжелые потери, все-таки победили…

Иван Дмитриевич, кто направил Вас на стезю изучения языков?

В 1944 году я окончил курсы младших лейтенантов Западного Фронта, получил должность командира снайперского взвода и меня направили на 3-й Белорусский Фронт, на котором готовилось наступление. Пока находились в резерве, из Военного института иностранных языков (ВИИЯ, прим.) пришла заявка – откомандировать человека на краткосрочные курсы изучения немецкого языка, и поскольку немецким я владел, меня и направили учиться.

Немецкий? Вы же известный в нашей стране китаист! Как так получилось?

Случайно. С фронта на курсы мы ехали с товарищем, которого распределили на китайское отделение. В сентябре, после того, как я уже три месяца изучал немецкий язык, он пригласил меня перевестись на китайское отделение. Я набрался смелости, пошел к начальнику факультета и изъявил желание учить китайский язык. То, что я всех удивил – ничего не сказать. В то время китайский язык боялись изучать: сложный, непонятный, картинки-иероглифы. Меня спросили: «А трудностей не боитесь?», на что я ответил, что после фронта мне никакие трудности не страшны. Так я и оказался на китайском отделении, которое и определило мою дальнейшую судьбу.

А курсы китайского языка тоже были краткосрочными?

Нет, китайский учили 5 лет. Его быстро и не выучишь. Правда, когда в 1949 году образовалась КНР, от СССР направили много военных специалистов для помощи китайской армии. Вот тогда были одногодичные курсы изучения китайского языка. В то время набрали 200 человек, которым я уже преподавал.

KleninID_3.jpgА где брали тогда учебники по изучению языка, практические материалы?

Раньше была богатая библиотека, но в период закрытия ВИИЯ она была утеряна, а часть перешла в Военно-дипломатическую академию. Образовалась временная лакуна – целых 13 лет не готовили военных переводчиков китайского языка. После закрытия института многие уволились на гражданку, кто-то стал работать с английским языком…  Пришлось на голом месте все восстанавливать. Сейчас трудно представить, но я от руки писал учебные разработки, планы и пр.

Китайский язык очень сложный в нашем понимании. Кстати, меня, как и многих, интересует вопрос об иероглифах. Зачем они нужны? Ведь для большинства западных людей  - это рисунки, непонятные начертания. У китайцев свой путь?

Вы знаете, этот вопрос поднимался на государственном уровне. После образования Китайской Народной Республики создавалась специальная комиссия для замены иероглифов латиницей. После долгих обсуждений решили оставить иероглифы. Потому что в китайском языке  много диалектов. А иероглифы –  одни и те же, только  читаются по-разному. И южанин в Китае при разговоре северянина не поймет, а вот когда иероглиф напишет – все понятно. Поэтому в Китае пошли по пути упрощения написания иероглифов.

 Какие особенности есть у военного перевода? Что для него важно?

Для военного перевода, как и для любого другого, важна точность. Во-первых, это военная терминология. Например, есть понятие «плавающий танк», а вот перевод «водоплавающий танк» – это уже ошибка. Или другой пример, «предстоящая задача» – неверный перевод, правильный – «ближайшая задача» и пр. Другая тонкость перевода китайского – не буквальность перевода, т.к. у китайского языка и грамматика другая, и строй другой, т.е. необходима языковая адаптация.

Кстати, одна из трудностей военного перевода – это военные жаргонизмы.  У любой профессии они есть – у строителей, водителей, и военные – не исключение. Помните фильм «Операция Багратион»? Там был такой эпизод: Жуков, Рокоссовский делают рекогносцировку, идут по болоту. Смотрят, солдаты завтракают. Жуков спрашивает, что делаете? Они говорят,  закусываем. Чем закусываете? Вторым фронтом. Жуков спрашивает, что за второй фронт? Американская тушенка! Почему? Союзническая ... союзники все обещают второй фронт открыть, но пока только тушенка…

А какие жизненные ситуации, связанные с китайским языком, оставили след в памяти?

После образования КНР, в 1951-52 гг. к нам в академию генерального штаба приехали учиться 16 высших офицеров китайской армии. Одна из задач у них была – в течение 8 месяцев изучить русский язык так, чтобы обходиться без переводчика. Проходит время, но у них ничего не получается. Меня откомандировали им в помощь. Первое, что я спросил, «Как вы учитесь»? Они ответили, что преподаватель им говорит что-то, они, пользуясь русско-китайским словарем, переводят. И я им тогда посоветовал постараться не говорить какое-то время на родном языке, только на русском.

Через день ко мне приезжает начальник курса и говорит: «Иван Дмитриевич! Там что-то с китайцами случилось. Раньше они «лопотали» постоянно, а сейчас ходят как в воду опущенные. Молчат и ничего не говорят».

Я думаю, что там такое, спрашиваю их, в чем дело?

А они мне отвечают: «Товарищ капитан! Вы сказали по-русски говорить. Слов у нас не хватает. А это же был приказ. Мы не можем его нарушить. Поэтому мы лучше помолчим». 

Представляете, какие прилежные ученики! И надо отдать им должное, они за 8 месяцев овладели русским языком. Но они, конечно, очень усердно занимались.  Только ели и на волейбол ходили на 15 минут поиграть.  Вот оно китайское упорство. И ведь выучили!

А как вообще дается иностранцам русский язык? Какие бывают случаи недопонимания при переводах?

Дело переводчика очень сложное. Допустим, иностранец читает в газете: …на днях в Государственной Думе выступил синюрист с разоблачением… Как это понимать? А это, оказывается, был Жириновский. Почему он? Обычная этимология. Как-то его спросили, кто ваши родители, он сказал, мать русская, а отец – юрист. Ну и пошло. Сын юриста – синюрист.

Или другой пример - «зайка разбушевался». Как думаете, это кто? Киркоров! Была какая-то история, когда ему что-то не понравилось, и он что-то сломал, вот вам и зайка…

Чем в своей жизни Вы особенно гордитесь сегодня?

Знаете, много всего было. Смотря на свою жизнь, понимаю, что она не прошла зря. Моя главная гордость - это мои ученики! Я как-то даже посчитал. Среди них 10 докторов наук. Например, в Военном Университете (бывш. ВИИЯ, прим.) сегодня преподает китаист Валерий Васильевич Ткачук. Он первый среди преподавателей восточных языков защитил кандидатскую диссертацию. Первый! Это как Гагарин в космосе. И я привел этот аргумент, когда он защищал свою кандидатскую диссертацию. Она называлась «Обучение интонации китайского языка».  Вообще у китайского языка есть 4 тона. И на защите он рассказывает об этом, а присутствовали в основном профессора-западники. По Востоку тогда специалистов в ученом совете почти не было. А западные профессора не совсем понимают, что такое интонация. Попросил я тогда слово и стал объяснять, что такое китайский язык. А ведь это более 40 тысяч иероглифов, диалекты, сложная грамматика, тоны, скоропись… Отметил тогда, что В. Ткачук – это первопроходец  в советской восточной методике! После этого он защитил свою диссертацию.

KleninID_5.jpgСреди Ваших учеников были женщины, или военный переводчик – это только мужское занятие? 

У нас в группе 2 девушки были. А потом их перестали принимать. И только с 1974 года стали снова девушек набирать.

А как по протоколу? Возможен ли переводчик китайского языка женского пола, а не мужского? Это не будет нарушением этикета?

Как правило, это в исламе существует определенное отношение к женщине. В Китае такого нет. Например, у нас начальник кафедры женщина. Она – переводчик.

Куда по завершению учебы направляют свои умения ученики? Все идут по военной специальности?

В 1969 году произошел Советско-китайский пограничный конфликт на острове Даманский, с Китаем отношения испортились. У нас хватились, а переводчиков китайского языка единицы… В итоге на специальном заседании ЦК КПСС по вопросу данного конфликта с Китаем было принято, в том числе, и решение, что ВИИЯ ежегодно должен набирать 40 человек на изучение китайского языка. Так и стали набирать, а иногда и больше.

Поэтому большая часть выпускников уходила на военную службу, а кто-то и на гражданку. Например, среди моих учеников есть Всеволод Овчинников. Он был спецкорром «Правды» сначала в Китае, после в Японии и Англии. По своим заметкам и впечатлениям написал книги «Ветка сакуры», «Корни дуба», повествующие о нравах и обычаях японцев и англичан, за что удостоился Государственной премии. Среди молодежи – Алексей Герин, он начинал военным переводчиком у министра обороны России, а потом ушел на гражданку, сейчас возглавляет крупное российское агентство переводов «Транслинк». Все устраиваются по-разному.

Удается поддерживать связь с учениками?

Мы по традиции каждый год в Университете отмечаем три праздника. Это День Победы, День военного переводчика… и мой день рождения. Собираю всех своих учеников. Кстати, День военного переводчика в Лефортово отмечают каждый год. Я туда раньше часто ходил. А теперь возраст, хожу  с палочкой, но традиции живут! Кстати, во главе клуба ВИИЯ – Алексей Назаревский, мой ученик.

От имени коллектива центрального офиса агентства "ТрансЛинк" поздравляем Вас с праздником!

 

Справка:

Иван Дмитриевич Кленин родился 5 ноября 1923 года в Сасово Рязанской области. Начал трудовую деятельность в 1940 году. Является участником Великой Отечественной войны (1941-1945гг.). Боевое крещение принял в Эстонии. В июле 1941 года (при обороне Пскова) подбил свой первый немецкий танк. По окончании войны участвовал в Параде Победы на Красной площади (24 июня 1945г.). Был награжден следующими орденами и медалями: орденом Отечественной войны 1-ой степени, 3-я орденами Красной звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», орденом Почета, орденом Знак почета; медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». После окончания курсов, в мае 1944 года, в судьбе Ивана Дмитриевича наступил крутой поворот: по разнарядке он был направлен в Москву в Военный институт иностранных языков, где по собственному желанию выбрал китайский язык.

 

В материале использованы 2 фотографии с сайта Союза ветеранов ВИИЯ vkimo.com

 

Экспреcс-заявка
-обязательные к заполнению поля